You are viewing kostyantyn1979

 
 
06 September 2010 @ 12:30 pm
ВИКТОР БРЕХУНЕНКО О ФАЛЬСИФИКАТОРЕ УКРАИНСКОЙ ИСТОРИИ НАТАЛЬЕ ЯКОВЕНКО  
Дьявол, как всегда, кроется в деталях. Нужна ли нам такая «положительно насыщенная» история?
Автор: Виктор БРЕХУНЕНКО (доктор исторических наук, профессор Института украинской археографии и источниковедения имени М.С. Грушевского НАН Украины)

Идея усовершенствования учебников по истории не сходит с повестки дня. Вот и недавно на сайте Украинского института национальной памяти появился проект новой программы по истории Украины, разработанный группой историков во главе с Натальей Яковенко. За вступительное слово, принадлежащее перу признанного интеллектуала Игоря Юхновского, нельзя не порадоваться. Поскольку предлагается формировать у учащихся украинский патриотизм, этническую и религиозную толерантность, благородное убеждение, что «принести в жертву найбільшу цінність — своє життя — в ім’я незалежності України, в ім’я захисту своєї родини — означає виявити найвищий героїзм». Такие принципы исповедуют современные европейские учебники. И если мы действительно хотим, чтобы из школы выходила молодежь, которая бы так же, как французы, немцы или поляки, словно зеницу ока берегла свое государство, родной язык и традиции, то должны краеугольным камнем сделать именно такие подходы...
Казалось, после декларации таких намерений остается только внимательно вчитаться в программу и доброжелательно высказать отдельные пожелания, поскольку и непосредственные ее авторы заявили о стремлении приблизить учебники к «реальному, а не идеологически сконструированному прошлому», чтобы наша история «воспринималась как интересная и положительно насыщенная». Однако знакомство с текстом программы заставляет время от времени не только приглушать оптимизм, но и хвататься за голову!
Взять хотя бы краеугольное стремление к «толерантности и уважению к разным взглядам, религиям, обычаям и культурам». В отношении трех последних факторов никаких сомнений быть не может, а вот что означает быть толерантным к «разным взглядам»?.. Ведь в таком случае, пожалуй, следует с пониманием относиться к планам Гитлера относительно Украины или ко взглядам Сталина. А что? Толерантность — так уж без двойных стандартов! Зачем понадобилось таким сомнительным образом сформулировать концептуальный тезис? Как видно из общих положений и текста программы для 7—8 классов, автор (Н.Яковенко) хочет, чтобы ученики поставили в один ряд борцов за украинскую государственность и тех, кто эту самую государственность уничтожал. Последние же, дескать, тоже по-своему любили Украину! Слов нет, действительно следует, как предлагает автор, избегать клейма «предатели», стремиться показать мотивы поведения тех или иных общественных групп или лиц. Но ведь не ценой того, что, например, на одной ступени окажутся Иван Мазепа, столько сделавший для независимости Украины, и казак Нос, который коварно провел в Батурин московское войско А.Меньшикова, устроившее в столице Гетманщины кровавую оргию. Конечно, во французских учебниках не оплевывают маршала Петена за коллаборационизм (они ведь помнят и о его вкладе в победу в Первой мировой войне), но и не ставят на одну ступень с Шарлем де Голлем. Или, может, поляки, наряду с Ю.Пилсудским, почитают Ф.Дзержинского, признавая за ним правду? А вот украинцам предлагают искусственно лишить себя в будущем героев. Поскольку ученик, воспитанный на таких принципах, став взрослым гражданином своей страны, будет безвольным, будет пасовать перед внешним давлением и «пятой колонной» и не станет защищать родную землю. Потому что всегда можно найти оправдание: дескать, я тоже люблю Украину, но по-своему.
Этой идее служит также тезис о том, что в учебниках следует отказаться от изложения из перспективы «общего интереса нации», поскольку это каким-то чудом «по определению предполагает одномерную «правду» и «опосредованно закладывает в учебник зерно антагонизма». А таким образом, взамен тонко предусматривается заложить в сознание украинцев ценностную установку, что можно обойтись и без собственного государства, что политические, экономические уступки в пользу соседей ради чьих-то меркантильных интересов вполне вписываются в «многомерную правду». Где, в какой цивилизованной стране учебники внушают такое и написаны без концепции «общего интереса нации»? Положите такие учебники на стол! Воспитывать толерантность у школьников следует не посредством превращения украинцев в безвольную толпу «мальчиков для битья» всеми кому не лень, а путем объяснения, что в истории чья-то победа — это вместе с тем и чье-то поражение. Иначе, к сожалению, не бывает. Любая нация оценивает прошлое со своей перспективы, и следует с пониманием относиться к представлениям соседей, если они, конечно, отражают общечеловеческие ценности. Например, Богдан Хмельницкий для нас Великий Украинец, поскольку восстановил Украинское государство, а между тем, в глазах поляков он не может не выглядеть разрушителем их государства — Речи Посполитой.
Собственно, программа для 7—8 классов тщательно избегает понятия «Украинское государство». Если не принимать во внимание вступительных рассказов по истории в пятом классе, ученик с этим понятием столкнется, только когда будет изучать историю аж ХХ века. Детям в головы вдалбливается насквозь заидеологизированное убеждение в якобы естественной безгосударственности Украины. Какие комплексы это сформирует и как повлияет на поведение в современной внешнеполитической ситуации, вполне понятно. А что должен ответить учитель на вопрос любознательного ученика, приученного на уроках физики или математики логически мыслить, кто же создал Киевскую Русь, если прослеживается преемственность украинского населения на ее материнской территории до сегодняшних дней, если более поздняя украинская элита (князья и шляхта) выросла из элиты Киевской Руси и выводила Русь XVI—XVII вв. из княжеских времен, а казацкая старшина считала Гетманщину «Великим княжеством Русским»? Пожалуй, этому учителю придется прятать глаза или же повторять антинаучный тезис о «колыбели трех братских народов». В своем пылком стремлении по живому разорвать государственную (не культурную, территориальную или какую-либо другую) связь Киевской Руси с дальнейшим созданием украинского государства, автор игнорирует даже собственные научные наработки по истории украинских элит, которые приводят к нежелательному сейчас для нее выводу.
Именно поэтому в программе для седьмого класса существует только понятие «Казацкое государство» — словно казаки были пришельцами из космоса, а не органической составляющей украинского социума. Как-то неловко напоминать автору, сугубо научные работы которой я глубоко уважаю, что поляки называют свое государство Польским, а не «Шляхетским», россияне — Российским, а не «Боярско-дворянским» и т.д. Да и если уж на то пошло, автор прекрасно знает, что верхушку казачества всегда пополняли преимущественно выходцы из шляхты, и в этом проявилась преемственность между различными формами украинской государственности. А потому следует говорить о восстановлении Украинского государства в середине XVII в. в виде Гетманщины (Украинского казацкого государства). Вместо этого в программе учеников убеждают, что возникновение Гетманщины — неудачное побочное следствие казацкой борьбы за сугубо сословные права. Под это подводится база, что якобы в первой половине XVII в. казаки боролись с Варшавой исключительно «за расширение своих прав». И это после появления стольких обоснованных исследований, согласно которым уже как минимум с 1620-х гг. казаки на первое место ставили именно «права и вольности народа русского» (национально-религиозные права украинцев)? Зачем же автор так грубо и неумело «принижает» казаков?
Еще одним приемом, призванным сознательно посеять в головах учеников негативное отношение к украинской государственности и казакам, стала откровенная спекуляция на вопросе жертв военных конфликтов. Из всех войн, в которые была втянута Украина, для демонстрации ужасов была избрана... (правильно!) только борьба за государственность. При этом однобоко показаны украинско-еврейские отношения. Не могу даже предположить, что автор не знает о научных работах известных историков Ф.Сысина, С.Плохия, З.Когута и т.д., которые убедительно доказали, что евреи пострадали исключительно по социальным и религиозным причинам, а не по этническим. Антиеврейские чувства крестьян имели под собою ту причину, что арендаторами у шляхты (прежде всего польской), которые выжимали из них все что могли, были преимущественно евреи. Образно говоря, если бы на месте евреев оказались папуасы, пострадали бы именно они. Кроме того, в иерархии своих противников казаки ставили евреев на второе место после поляков. ... И это, к сожалению, было нормой во всей тогдашней христианской Европе. ... Если бы автор действительно хотела воспитать этническую толерантность, то подчеркнула бы эти моменты, дополнительно объяснив, что проблема заключалась не в какой-то особой ненависти украинцев, а в общей антииудейской атмосфере, царившей в Европе, которая была лишена тогда религиозной толерантности.
Самое печальное то, что в программе для 7—8 классов выхолощено все, что теоретически может формировать у учеников уважение к жертвенности для украинского дела и гордость за своих великих предков. Гетмана Пилипа Орлика, который после полтавской катастрофы посвятил жизнь борьбе за независимую Украину, даже не упоминают! Как и Конституцию 1710 года. А ведь в жилах гетмана была и чешская кровь. Какой удачный воспитательный пример, особенно для представителей наших национальных меньшинств! Однако автору такой ракурс, похоже, не нужен. Это украинцы должны быть настолько гостеприимными, чтобы им и в голову не приходило требовать уважения к своему государству, языку, культуре от представителей меньшинств, и вообще — должны радушно раствориться, если кто-либо из последних этого пожелает.
Приглушена в программе и жертвенность Григора Орлика и Павла Полуботка. Ни слова о таком выигрышном с методической и мировоззренческой точек зрения моменте как легенда о сокровищах Полуботка, который на самом деле отражает мечты казацкой старшины о самостоятельности Гетманщины. А берлинская миссия Василия Капниста в 1791 году!
Вместо этого школьникам предлагается насыщаться благодатью пребывания Украины под польско-литовской и российской властью. Люблинская уния — триумф, при том что даже в Литве на это событие сейчас смотрят иначе, неважно что Литва сохранила свою государственность, тогда как украинские князья вообще не поднимали проблему Руси (Украины) как третьего субъекта Речи Посполитой. Более того, в современных польских учебниках, наряду с оценкой с польской перспективы, подается взгляд с литовской колокольни. И он радикально отличается от того елея, который предлагает программа для украинцев.
Вообще время пребывания украинских земель в составе Речи Посполитой представлено как безоблачный период. Глубинная цель — сформировать мысль, что обеспечить гармоническое развитие может нам сосед, что соседние государства нам не чужие, что национально-освободительная борьба середины XVII в. за собственное государство была ненужной, ибо, видите ли, не обошлось без жертв (вроде бы хоть одно государство в мире было создано без них). Тщательно замалчивается, что Речь Посполитая не обезопасила Украину от разрушительных татарских набегов; ни одного(!) слова — о негативной стороне процесса полонизации элиты, о большой разнице между бумажной религиозной толерантностью и реальным положением дел и т.д.
Не лучше дела обстоят и с освещением украинско-российских отношений. Ни слова в программе о развязанной Москвой войне 1658—1659 гг., о манифесте гетмана Ивана Выговского. Знаменитой победы над агрессором под Конотопом (1659) как не бывало! С меланхолическим спокойствием рассказывается о ликвидации Россией Гетманщины, словно это было благом для Украины. А уничтожение последней Сечи подается не как целенаправленная ликвидация последнего оплота украинской государственности, а только как «ликвидация Сечи после завершения Русско-турецкой войны 1768—1772 гг.». Почему же тогда Петербург не ликвидировал донское, терское и прочие казачества, если уже не нуждался в их силе в борьбе против Турции?
В итоге, программа скомпонована таким образом, что складывается впечатление, будто российская власть ничем особым Украине не угрожала. Украинцам следует навсегда забыть о Батуринской резне 1709 г., терроре Петра I, экономическом порабощении Украины, планах Екатерины ІІ сделать так, чтобы украинцы «обрусели и перестали смотреть как волки в лесу». А говоря об интеграции казацкой старшины в российский социум и о действительно незаурядном вкладе украинцев в развитие собственно Российской империи, не мешало бы сделать очень принципиальное уточнение, что обратной стороной медали стало интеллектуальное обескровливание именно украинского мира. Если бы автор программы подчеркнула, что, даже несмотря на громадный отток из Украины лучших умов и талантов, украинцы создали конкурентоспособную украинскую культуру, и предложила подумать, какой она могла быть, если бы все работали на родной земле, то ученик проникся бы
идеей посвятить себя своему народу. А так формируется очень «ценная» установка на якобы естественность служения соседям за украинский счет.
В сухом же остатке «положительно насыщенная история» на самом деле оказалась идеологически сконструированной под углом формирования у учащихся комплекса, что все украинское — второсортное, в то время как ближние и дальние соседи учатся по учебникам, в которых есть и национальные герои, и большие победы, и «общий интерес нации», и трагические страницы, и несчастье, принесенные захватчиками. То есть все, чего не позволяют иметь только украинцам. Самое опасное, что этот краеугольный постулат хладнокровно упакован в блестящую обертку действительно интересных, свежих и удачных предложений.
К счастью, содержание программ для 9—12 классов производит принципиально лучшее впечатление. Однако заложенные в 7—8 классах ценностные ориентиры и приобретенные ощущения украинской истории станут той опцией, сквозь которую станут восприниматься школьниками дальнейшие периоды, и никакие, даже лучшие учебники уже не исправят первых, и потому наиболее сильных представлений. Да и авторам программ для 9—12 классов иногда не хватало сил назвать вещи своими именами. Так, в курсе истории ХХ в., справедливо употребляя понятия «немецкие оккупанты», «польские оккупанты», составители не замечают в 1917—1920 гг. оккупантов российских, сапог которых растоптал Украинское государство, проторив дорогу к ужасам 1930—1980 гг. Полностью обойден вопрос правовой нелегитимности (как на ХХ в.) вхождения Украины в СССР (поскольку решение принимали не избранные на выборах, а те, кто уничтожил Украинскую Народную Республику). Голодомор 1932—1933 гг. не квалифицирован как геноцид украинцев, не показано национальное измерение причин его организации. Неправомерно употреблено понятие «коллаборационизм» относительно украинцев из зоны немецкой оккупации, которые ради того, чтобы элементарно выжить, должны были работать. Как же тогда назвать украинцев, которые помогали другому поджигателю Второй мировой — Москве? Коллаборационизм как таковой возникает исключительно там, где до войны существуют государства (во Франции, России, Польше, Норвегии и т.д). Украинцы в то время не имели своего государства, а соответственно — не были априори коллаборационистами. И почему они должны были хранить верность тому, кто организовал Голодомор, страшные репрессии, ГУЛАГ, потоптался по миллионам судеб?
Но коллаборационистов хватает и сейчас. И относятся к ним не только те, кто открыто высказывает пренебрежение ко всему украинскому и спит и видит Украину в чужом государстве. Но также и те, кто под личиной псевдоевропеизации школьного курса истории делает все, чтобы в Украине больше некому было сказать первым — «Хватит!».
 
 
Current Mood: angryangry
Current Music: Коловрат
 
 
( 12 comments — Leave a comment )
gorlohvat on September 6th, 2010 11:12 am (UTC)
"Пан Брехуненко - найправдивіший український історик". Так говорив Олег Однороженко. З ним важко не погодитися, а яковенго - в газенваген
kostyantyn1979kostyantyn1979 on September 6th, 2010 11:21 am (UTC)
Це він так завжди представляється. Найправдивішим українським істориком!
Газваген - так правильно німецькою!!!
gorlohvat on September 6th, 2010 11:30 am (UTC)
добре, нехай газваген, але туди її!!!
kostyantyn1979kostyantyn1979 on September 6th, 2010 11:52 am (UTC)
Туди, однозначно!!! Або на вогнище. "Згори, відьмо, згори" (с)
gorlohvat on September 6th, 2010 12:02 pm (UTC)
підтримую
karre2006: куцнkarre2006 on September 6th, 2010 12:26 pm (UTC)
Я ковенко з кожною наступною роботою стає все більш космополітичною. Видно іноземні гранти тки впливають на психіку "прохфесорів".
Пані після "Шляхти" і "Нарису" вхопила зірочку, а тепер щей така увага з боку влади...от і пише замовлені речі.Шкільна освіта завжди і всюди була,є і буде ідеологіє, системою виховання громадянина. а сучасній олігархії, яка мріє про 20-ть років при владі (чомусь пригадався уривок з книги Ю.Семєнова "Бомба для голови" : мабуть настане час коли для уславлення мого батька і вВеликого Керманича винайдуть спеціальні фарби. Уявляю картину - величезнийплакат "Мал-Дорнброк - 20 років")і потібні саме такі громадяни: безвольні і піддатливі.
kostyantyn1979kostyantyn1979 on September 6th, 2010 03:58 pm (UTC)
Ні, гранти вона брала раніше. А тепер працює на проросійську кліку Толочка, яка своєчасно звернула увагу на неї як на особу, "нє подвєрженную бандєровству".
gurvinykgurvinyk on September 10th, 2010 09:21 pm (UTC)
Перетинався із паном Брехуненком, але нажаль не доводилося нормально поспілкуватися. Чув про нього лише позитивне і текст це підтверджує.
kostyantyn1979kostyantyn1979 on September 11th, 2010 07:02 am (UTC)
О, так, рецензія на чергову маячню Яковенчихи чудова. А як вама ГИЛЬЙОТИНА ДЛЯ КЛИО Тернера (є в мене в ЖЖ і ще багато де?)
gurvinykgurvinyk on September 11th, 2010 07:04 am (UTC)
Далеко в ЖЖ? на першій сторінці не знайшов...
burotina: BookHeadburotina on September 30th, 2010 07:51 pm (UTC)
Один из вопросов.
"Почему же тогда Петербург не ликвидировал донское, терское и прочие казачества, если уже не нуждался в их силе в борьбе против Турции?"

Ответ прост. Ко второй половине 18-го века Запорожская Сечь стала совершенно бесполезной. Дальнейшее существование украинского казачества не имело ни военного, ни политического смысла.

Вспомним, какая основная функция казачества? Приграничная служба - как правило, рядом с полудикими и беспокойными соседями. Пока Турция была сильна в регионе Чёрного моря, пока существовало зависимое от неё Крымское ханство - казаки были нужны.

После того, как русская армия разорила Крым во время войны 1736-38 годов, крымские татары перестали представлять опасность для украинских земель.
А когда после завершения русско-турецкой войны 1768—1774 гг. Крымское ханство формально стало независимым от Турции (фактически, стало зависимым от России), и само его существование стало вопросом времени (уже в 1783 г. Крым был присоединён к Российской империи), защищать южные границы стало вообще не от кого. Чёрное море - вот естественная граница, и сухопутные военные формирования на Днепре уже никому не нужны...

Другая соседка - Польша - к этому времени также перестала быть опасна для российских и украинских земель. Таким образом, из беспокойной приграничной территории Украина превратилась в мирную благополучную область. И естественно, запорожское казачество утратило своё значение. В отличие от донских, терских и прочих казаков, которые жили на окраинных землях бок-о-бок с азиатскими народами...

Южные границы империи передвинулись - соответственно, передвинулось и казачество: вместо Запорожской Сечи возникли Задунайская Сечь и Черноморское казачье войско.


Почему же русская регулярная армия смогла сделать то, чего не могли сделать казаки на протяжении нескольких сотен лет?
Потому что изменились условия ведения боевых действий. Дисциплинированная, вооружённая и организованная по европейскому образцу, регулярная армия была более эффективна, чем полупартизанская толпа казаков с устаревшей тактикой. Всё просто. И никаких специфических "антиукраинских" настроений в Петербурге не было. Напротив, на основе нескольких бывших казачьих полков были сформированы регулярные кавалерийские, при этом казачья старшина получила дворянство и те же права, что и русские офицеры :)


P.S. "Брехуненко" - фамилия говорит сама за себя...
( 12 comments — Leave a comment )